Василий Алексеевич Бильбасов. Исторические монографии (в 5 томах)

Василий Алексеевич Бильбасов. Исторические монографии (в 5 томах)
Василий Алексеевич Бильбасов. Исторические монографии (в 5 томах)

Редкость. Прижизненное издание. Санкт-Петербург, 1901 год. Типография И. Н. Скороходова. Владельческие переплеты. Кожаные бинтовые корешки с золотым тиснением. Кожаные уголки. Сохранность хорошая. На форзаце первого тома имеется владельческая памятная подпись чернилами. Настоящее издание представляет собой сборник, в который вошли избранные монографии по истории, искусству, литературе и критике знаменитого историка и журналиста Василия Алексеевича Бильбасова (1838-1904). Первый том включает монографии по всеобщей истории, второй - по русской, третий - изданные исторические материалы, преимущественно Екатерининского времени, четвертый - посвящен иностранцам, появлявшимся при дворе Екатерины II, и пятый - критике. Издание не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Подробнее

Он сказал: "Лежит на нарах и все насвистывает - чижик" пыжик, где ты был." Митя перед самым арестом приходил ко мне и на все мои вопросы усмехался и насвистывал "чижика". Какая-то ясная, пронзительная уверенность в том, что он переживает час нового, счастливого перелома своей судьбы, охватила его. Фольклор оказался богато разработан. Так, потеряв веру найти добро в Боге, в природе, я стал терять веру и в доброту. Зловеще выглядела станция в эту ночь. Сегодня он не посмел даже поспорить, высказать сомнение. Эти госпитальные дни представлялись ему счастьем. Василий Алексеевич Бильбасов. Исторические монографии (в 5 томах. Надо выявить зенитчиков и подготовить расчеты для орудий, захваченных штурмовыми группами. На одном полюсе - потребности государства, на другом - потребности человека. И Штрум подумал, что Людмила Николаевна не спросила Каримова, хочет ли он чаю. Дыхание лагеря чувствовалось за много километров, - к нему тянулись, все сгущаясь, провода, шоссейные и железные дороги. Между прочим, хочу сказать, этого самого "Монастыря" я никогда не читал. Вера с ребенком в Ленинске, Степан Федорович говорит о внуке и плачет. Ванна наполнялась медленно, но сестрам показалось, что с минуты встречи они не сказали и двух слов. Но чувство подавленности не оставляло его, тревожила изжога, болел затылок, иногда случались пугающие головокружения. Он не знал о новых городах, о могучей промышленности. Шли мы по мостовой, а на тротуарах стояли люди и смотрели. Нет, не сапоги стали тесны, а ноги отекли. - Боже мой! - сказал Штрум. Она никогда не могла примириться с его равнодушием к человеческим страданиям. - Мне кажется, Виктор Павлович, что в вашем панегирике Эйнштейну есть сильный перебор, - сказал Шишаков. Невыносимо было узнавать о Соколове и Марье Ивановне от Людмилы. Это шли некрасивые, слабые люди, рожденные своими мамами и любимые ими. - Вот уже Украина, в окно видно, - сказал Новиков. Механик Ноздрин молчал, поглаживая впалые щеки. Он просил майора - коменданта штаба - отпустить его, но тот тянул, - от генерала не было распоряжения; вызвав Шапошникова, генерал ал ему всего два вопроса и прервал разговор, - отвлек телефонный звонок командарма. - Я никому не обязана, - говорила она, и ее действительно мучила мысль: встанет утром, а жилица висит. А вечером Соломатин сказал Викторову: - Видишь, Леня, у них всегда так, - один за другого, шито-крыто; лся бы ты или Ваня Скотной на таком деле, - закатал бы, будь уверен, Берман в штрафное подразделение. Каждый день в течение десяти лет ходила она к башне, где сидел Долгорукий. Идея окружения немцев под Сталинградом считается гениальной. "Ничего, ничего, согну я тебя", - подумал Крымов. Тут дело не в том, конечно, что Женя увидела его материальную беспомощность. Казалось, он медленно погружается в прохладную воду. Подобная уверенность никогда не была присуща ему. А вот Пряхин говорил казенными, холодными, чиновными словами, говорил именем государства о процентах выполнения плана, о поставках, об обязательствах. Решалась судьба калмыков и крымских татар, балкарцев и чеченцев, волей Сталина вывезенных в Сибирь и Казахстан, потерявших право помнить свою историю, учить своих детей на родном языке. Потом они все обстукали, ощупали и поняли, что вылезть своими силами им никак нельзя. Сколько любви, терпения и такта проявляют они, пестуя немецкую науку, живопись, литературу. Жизнь ведь потеряла право расти, как трава, волноваться, как море. Я раза два видела его - рослый, красивый, в франтовском кремовом костюме, и даже желтая звезда, пришитая к его пиджаку, выглядит, как желтая хризантема. А то знаешь!" Абарчук не смел прямо будить Бархатова и стал греметь, перекладывать ленточные пилы, кашлять, уронил на пол молоток. Приказ о вызове Новикова в Москву вызвал толки в штабе фронта и в Управлении бронетанковых сил. Ее большие светлые глаза смотрели мягко, с грустью. Сквозь звон колоколов и хруст стекла она услышала: "Не бодайся, пархата".

Папины дочки. Сезон 4. Серия 63 - Комедийный сериал (ситком) - СТС сериалы

. Но, представь, понимая это, я продолжаю лечить больных и говорю: "Если будете систематически промывать лекарством глаза, то через две-три недели выздоровеете". С темнотой налеты немецкой авиации прекратились. Он с удивительной ясностью понимал это. Гетманов останавливался перед ним и, опираясь на знаменитую палку, снимал фуражку и низко кланялся наподобие деревенского деда. Глядя поверх нар в мутный полусвет барака, он сказал: - Есть ребята с военного завода, они мне верят, будем накапливать оружие. Смешно же заявлять, что четверо взрослых людей говорили исключительно о кино. Сержант быстро повернул колесо, и длинное дуло противотанкового ружья склонилось к земле.. Деревенские бабы, дети выходили из земли со страшными, скорбными, изможденными лицами, шли, шли, искали его беззлобными, печальными глазами. Названные особенности бывают присущи порознь тому или другому национальному меньшинству, но, кажется, одни лишь евреи объединили в себе все эти особенности. - Нема ничого, идить соби, - ответил ему из-за двери старушечий голос. И всюду кожаные кресла, чтобы вши не заводились. Он целовал ей руки, и она не могла понять, почему на лице его появлялось виноватое, страдающее выражение и глаза становились жалобными, молящими. Он прижал к груди кусочки сахара, карандашик. Она ощутила, что, хотя с ней и не заговаривают, в доме растревожены ее появлением. Мины стали рваться вблизи верблюдов, и животные, опрокидывая подводы, бежали, волоча за собой обрывки упряжи. Чем уж нам помог этот Гейне. Тишина породила множество звуков, казавшихся новыми и странными: позвякивание ножа, шорох книжной страницы, скрип половицы, шлепанье босых ног, скрип пера, щелканье пистолетного предохранителя, тиканье ходиков на стене блиндажа. Танкист развлекал слушателей, глумился над кавалерией, а Неумолимов, бледный от ненависти, кричал ему: - Мы своими клинками, знаешь, чего делали в двадцатом году! - Знаю, кур ворованных кололи. Но она пройдет свой путь, в ней ведь живут и морская волна и утренняя роса, в этой угрюмой лагерной воде. Какие уж они хозяева! Он вдруг наклонился к Мостовскому и сказал: - Между прочим, из всех вас я уважаю лишь одного Сталина. Она усмехнулась и развела мокрыми руками. - В сенат буржуи не пускают голытьбу, и это верно, но, если голоштанник стал миллионером, его пускают в сенат. Он увидел глаза людей, смотревших на него и ждавших, что он произнесет имя Сталина, махнул рукой, сказал: - Ну, ладно, хватит, пойдем в лабораторный зал. Msi GeForce Gtx 1070 Ti Gaming 8GB карта. А в ее сердце еще была жизнь: оно сжималось, болело, жалело вас, живых и мертвых людей; хлынула тошнота, Софья Осиповна прижимала к себе Давида, куклу, стала мертвой, куклой. Он приехал обедать к Алексею Алексеевичу, и тот оказался хлебосолом и гастрономом, острословом, анекдотистом, любителем хорошего коньяка и коллекционером гравюр. Он хотел ее упрекнуть за эти слова, но спохватился, промолчал, - уж очень фальшив был бы его упрек. - Я ведь работаю в военном учреждении, - сказала Женя. - Ты очень медленно говорил. На Батюковском столе за ужином был поставлен добрый студень, горячий домашний пирог. Он подумал о Карпове и Белове. Первый камень положил я.

Подводный Флот :: …

. Говорилось и об организационных изменениях, назревших в новой обстановке. К обеду пришел домой Степан Федорович, рассказал, как прощались с ним рабочие в механической мастерской. - Предпочитаю им открытых стерв. Не один, так другой, не в центре, так на фланге, не в первый час боя, так во второй, а добьются, перехитрят и уж там всей громадой сломают, осилят. Василий Алексеевич Бильбасов. Исторические монографии (в 5 томах. Но на пароходе с самого утра ей мучительно захотелось есть, и Людмила поняла, что ей круто придется. Когда она написала заявление и собиралась нести его Ризину, ее позвали к телефону - звонил Лимонов. Так кошка, найдя своего мертвого котенка, радуется, облизывает его. Близкий взрыв наплескал в яму комья земли и каменной крошки; куски кирпича ударили старика по спине. Он вышел на улицу, вдохнул холодный ночной воздух, ахнул, взглянув на неземное пламя в черном азиатском небе, справил малую нужду, все поглядывая на звезды, подумал: "Да, космос", - и пошел спать.

На песчаном берегу стояли вороты, верстаки и грелись на кос горшки со смолой. Это были люди иного, чем он, склада. В танках во время боя засыпают. Мне хочется, чтобы она связывала нас для дальнейшей совместной работы. - Заказное письмо, которое мы послали Леониду Сергеевичу, вернулось в Москву. Ночью, в бессоннице, он составлял текст листовок, подбирал слова для лагерного разговорника, чтобы облегчить общение между людьми разных национальностей. - Эй, вояки, потише ругайтесь, - сказал Новиков, и голоса по соседству сразу смолкли. Теперь Штрум, наблюдая за разговором Суслакова с темноволосым молодым человеком, видел, что тот ничего не просил у Суслакова, - как бы грациозно ни была выражена просьба, всегда можно угадать, кто просит и у кого просят. Всю свою военную жизнь сталкивался он с такими и подобными делами. Другого знаменитого и очень хорошего человека он спросил об арестованном товарище, и, когда тот растерялся и невнятно ответил, Сталин сказал: - Плохо вы защищаете своих друзей. - Спросите Гитлера, - сказал Иконников, - и он вам объяснит, что и этот лагерь ради добра. А русская интеллигенция свой главный разговор вела за стаканом чая. Понизив голос, он добавил: - Мне говорили, что работы Кочкурова в смежной области вызывают практические надежды. Но все шло не так, как представлялось. Лисс закурил, протянул портсигар Мостовскому. - А моя так прямо пишет: вам-то на фронте что, у вас пайки, а мы тут совсем пропадаем от военных трудностей. Парикмахер внимательно следил, не мешает ли его игра командирам, готовый в любую минуту прервать ее. Штрум не годится в директора, а Шишаков годится. Даренский сказал: - Человек он, конечно, толковый

Комментарии

Новинки