Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии

Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии
Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии

Санкт-Петербург, 1888 год. Издание А.Е. Пальчикова, Типография Н.А. Лебедева. Владельческий переплет. Кожаный корешок с золотым тиснением. Кожаные уголки. Сохранена оригинальная обложка. Сохранность хорошая. Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии (изданы после смерти Николая Евграфовича Пальчикова (1838-1888)) - одна из первых работ в русской фольклористике, посвященная песенному искусству одного села. Сборник содержит 125 песен. Пальчиков записывал тексты протяжных русских песен в том виде, в каком они звучат в пении. В музыкальном отношении записи Николая Пальчикова ценны тем, что в них приведены различные мелодические варианты песен. Издание не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Подробнее

Ай, венички-пошумельнички Ай, венички-пошумельнички, Еще повисят, Еще пошумят, Слово мое. Тут ходили, Тут гуляли Колядовщики, - Искали коляду По всем по дворам, По всем улочкам, Переулочкам. У богатого мужика На столе золотые ложки, А у бедного одни плошки. Еще ищут же ребята государева двора, Государев-то дворец середи Москвы стоит, Середи Москвы стоит, середь ярманки. Futur Толстовка. Иду, а ночка темная, Вдали ручей журчит. Она в избушку идет, ровно буря валт, Впереди-то сидит, ровно свечка горит. Заметив, что стали ребята смелей,- «Эй, воры идут!- закричал я Фингалу:- Украдут, украдут! Ну, прячь поскорей!» Фингалушка скорчил серьезную мину, Под сено пожитки мои закопал, С особым стараньем припрятал дичину, У ног моих лег - и сердито рычал. Т р е т и й Потише вы, черти! В т о р о й У бар бороды не бывает - усы. Песня, исполнявшаяся при под­ходе к дому Уродилась коляда Накануне Рождества. Обе формы исполнения находят себе фактическое подтверждение в псалмах евреев, в античных гименеях и т. п. Виноградье красно, зеленое. Антифонизм, следовательно, мог и не зависеть от содержания песни. Вот из лесу вышли - навстречу как раз Синеющей лентой, извилистой, длинной, Река луговая; спрыгнули гурьбой, И русых головок над речкой пустынной Что белых грибов на полянке лесной! Река огласилась и смехом и воем: Тут драка - не драка, игра - не игра. Разливалася вода, Растилалася трава, Растилалась трава, Трава шелковая. Песня-похвала хозяевам дома Этот припев повторяется после каждого стиха: Виноградье красно, зеленое! Еще ходят же ребята колядовщики. Сколько свечек, Столько овечек. От древней песни до нас дошли только скудные «disjecta membra», на основе которых приходится реконструировать произведение. Кому вынется - Правда сбудется, Слово мое. Затем смеющиеся участники игры оплакивали и отпевали «умруна», пародируя церковный обряд. Песни отличаются по жанрам, складу, формам исполнения и другим признакам. После величания колядовщики в шуточной форме требовали вознаградить их за труды. Колядки - разновидность обрядового песенного фольклора - представляли собой величальные или благопожелательные песни, предназначавшиеся всей семье или каждому ее у в отдельности. У батюшки новое кадило, Да берегись, чтобы в рыло не всадило.

Жанры музыкального фольклора: что это такое и какие они.

. Стихи для детейСтихи о лете для детейСтихи о зиме для детейСтихи о Маме для детейТематические стихиРассказы и повестиПолезное о детях легенды, преданияМифы Древней Руси для детейДетские песни о зиме У этого термина существуют и другие значения, см. Добавьте в закладки постоянную ссылку. Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии. - Это тебе, господи! Оглушительно, оглушительно.

В.Семёнов-В.Дюнин "Желанная" ВИА "Поющие сердца"В КОНДАКОВ

. Так, некоторые священные гимны состоят всего из двух-трёх фраз, беспрестанно повторяемых, с незначительными изменениями. Синонимизм параллельных ов объясняется вообще слабым развитием поэтической изобретательности. В этом случае можно было гадать дальше. При исполнении песни не только второй хор примыкал к первому, но и первый постоянно придерживался мысли, развитой в только что пропетой параллельной паре колен. Стремясь, например, в песне выразить пожелание богатства или заклинание его, крестьянские певцы, естественно, не довольствуются описанием привычного деревенского быта, а рисуют картины роскошной жизни вышестоящих социальных групп: князей, бояр, купцов. Усмешительно, усмешительно. Наконец примитивные аграрно-магические, исторические и реально-бытовые элементы переплетены с чертами церковного песенного и легендарного творчества в его народной переработке. И точно: удар прогремел над сараем, В сарай полилась дождевая река, Актер залился оглушительным лаем, А зрители дали стречка! Широкая дверь отперлась, заскрипела, Ударилась в стену, опять заперлась. Теперь в Сибирь на каторгу Угонят молодца За девку черноокую, За черта за купца. Грибная пора отойти не успела, Гляди - уж чернехоньки губы у всех, Набили оскому: черница поспела! А там и малина, брусника, орех! Ребяческий крик, повторяемый эхом, С утра и до ночи гремит по лесам. Под крупным дождем ребятишки бежали Босые к деревне своей. Случалось, тут целые дни пролетали,- Что новый прохожий, то новый рассказ. Мелодия песни является обобщённым, итоговым выражением образного содержания текста в целом. Оглушительно, оглушительно. На головушке розовый цветок, Во правой руке немецкий веерок. Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии. или  - наиболее простая, но распространённая форма вокальной музыки, объединяющая поэтический текст с мелодией. Вокруг огней люди стоят, Люди стоят, колядуют: «Ой коляда, коляда, Ты бываешь, коляда, Накануне Рождества». Счастливый народ! Ни науки, ни неги Не ведают в детстве они. Хожу на охоту, Пишу мои вирши - живется легко. Ч е т в е р т ы й А вона на шапке, гляди-тко,- часы! П я т ы й Ай, важная штука! Ш е с т о й И цепь золотая. П е р в ы й А ноги-то длинные, словно как жерди. Эта колядка, подобно тому, как это часто наблюдается в заговорах, вводит в эпическую часть образы богов и святых, чтобы придать ещё большую магическую силу поэтической формуле. Рылся кочеток Рылся кочеток На завалинке, Вырыл кочеток Жемчужинку. Простоте содержания соответствовала и несложность исполнения. Игра «в умруна» была ритуальной святочной игрой. Сколько дубв Столько сынв. Колядки начинали исполнять при подходе к дому. При этом ими исполнялись специальные песни, которые называются «подблюдными». Сама пляшет, рукой машет, Приаукивает: «Ау, ау, пастушок, Ау, миленький дружок, Ты скотинушку паси, - Ночевать ко мне ходи!» Пастух ночку ночевал, - Он овечку потерял, Как другую ночевал, - Со ярю. Количество сохранившихся текстов, в сравнении с исчезнувшими бесследно, крайне ничтожно.

Однажды, в студеную зимнюю пору Я из лесу вышел; был сильный мороз. В одной, распространенной во многих вариантах колядок, рассказывается, «как сам Милый Господь волики гонит, Пречистая Дева есточки носит, а святый Петро за плугом ходит». Invicta Часы Invicta IN15404. Коллекция Specialty. П я т ы й Ружье! погляди-тко: стволина двойная, Замочки резные. Копатель канав вологжанин, Лудильщик, портной, шерстобит, А то в монастырь горожанин Под праздник молиться катит. Под наши густые старинные вязы На отдых тянуло усталых людей. После «воскресения» козы пляска продолжалась. Бедный мужик Ведет ковать коня в кузницу, А богатый - в кутьицу. Навьют ли сенца: «Полезай, постреленок!» Ванюша в деревню въезжает царем. La Perla Топ без рукавов. Отсюда происходит вера в то, что в период Святок не только мертвецы, но и разнообразная нечисть могли беспрепятственно разгуливать по земле, заглядывая в дома к добрым христианам. Положим, он знает лесные дорожки, Гарцует верхом, не боится воды, Зато беспощадно едят его мошки, Зато ему рано знакомы труды. Обряд ряжения, когда замаскировавшаяся молодёжь, с лицами, измазанными сажей, с шумом, свистом и гамом врывалась в избы односельчан, веселя или пугая окружающих своим видом, как раз и символизировал подобные представления. Прикотилося зерно Ко яхонту. В них столько покоя, свободы и ласки, В них столько святой доброты! Я детского глаза люблю выраженье, Его я узнаю всегда. из боярского быта и боярской поэзии. Иногда в зависимости от содержания при усилении диалектического момента, вместо одного хора выступало два - обстоятельство, которое, впрочем, могло обуславливаться и тем, что в пении принимали участие мужчины и женщины. Чу! шепот опять! П е р в ы й г о л о с Борода! В т о р о й А барин, сказали. Ряженые вносили в избу завёрнутого в белый саван парня, с обсыпанным мукой лицом, с зубами, вырезанными из брюквы, и под общий смех бросали его на пол. Подблюдные песни В период Святок, в Святые или Страшные вечера, накануне Рождества, Нового года или Крещения, деревенские девушки собирались к какой-нибудь избе, чтобы погадать о будущем замужестве. Однажды, в студеную зимнюю пору, Я из лесу вышел; был сильный мороз. Я замер: коснулось души умиленье. Неожиданно коза с криком падала - «умирала» и также неожиданно вскакивала - «воскресала». Мотивы древнейших песен были крайне несложны. Прохожий заснет под свои прибаутки, Ребята за дело - пилить и строгать! Иступят пилу - не наточишь и в сутки! Сломают бурав - и с испугу бежать. За горою за крутою, За рекою за быстрою. Наука далеко не всегда располагает в этой области достаточным количеством материала. У нас же дорога большая была: Рабочего звания люди сновали По ней без числа. Подблюдная песня, исполнявшаяся в начале гадания Катилося зерно По бархату, Слава! Еще ли то зерно Бурмитское. - «Скакал казак через долину», «Вечер поздно из лесочка», «Бывали дни веселые» и многие другие. Запас идей и образов в древнейшей песне был минимален. Поп дью Переделал на бадью, А дьякон дьяконицу Переделал на сахарницу. Сидит кисурка Сидит кисурка В печурке, Ей теплёшенько, Горячёшенько. Песня в широком значении включает в себя всё, что поётся, при условии одновременного сочетания слова и напева; в узком значении - малый стихотворный лирический жанр, существующий у всех народов и характеризующийся простотой музыкально-словесного построения. Это - своеобразный прием логической комбинации, особенная форма синтаксиса образов, которая сохраняется в поэзии и до сих пор, как переживание, напоминающее о некогда существовавших реальных отношениях. В это время граница между миром и миром мёртвых была особенно зыбкой. Отведает свежего хлебца ребенок И в поле охотней бежит за отцом. Каждый построен ритмично; стало быть ритм здесь не в одних мыслях. Она, моя желанная, Красавица моя, Глаза полуоткрытые, Румяна и бела. В этот момент присутствующие кричали «Умрун воскрес!». После его получения желали счастья в новом году: здоровья, богатства и урожая. Внезапно парень вскакивал со своего места и бросался к девушкам, пытаясь их поцеловать. Крестьянские песни, записанные в селе Николаевке Мензелинского уезда Уфимской губернии. Ходит рыжичек Ходит рыжичек По лесу, Ищет рыжичек Рыжее себя. Обширная область собачьей науки Ему в совершенстве знакома была; Он начал такие выкидывать штуки, Что публика с места сойти не могла. На ней платьице белеется, Полушалочек алеется. ну, бедному плохо! Живого в деревню тащат с торжеством. Если девушка вытаскивала своё украшение, это говорило о том, что слова песни сбудутся; если чужое, то не сбудутся. Веерм помахивает, Добрый молодец поглядывает: «Ах ты верная, любезная моя! Красота неоцененная твоя! Уж я сколько бесед обошел, Тебя лучше и краше не нашел. Исполнение песни двумя хорами играет крайне важную роль в построении самого её текста: этим исполнением объясняется явление параллелизма - одного из основных принципов построения древней песни. Дивятся, хохочут! Уж тут не до са! Командуют сами!- «Фингалка, умри!» - Не засти, Сергей! Не толкайся, Кузяха,- «Смотри - умирает - смотри!» Я сам наслаждался, валяясь на сене, Их шумным весельем. Под эти песенки, одна за другой, девушки вынимали из блюда украшения. Куют кузнецы Куют кузнецы Золотые венцы. Рядиться можно было в кого угодно: в старика, старуху, барина, фельдшера; медведя, коня, козу, быка, журавля или даже в монашку. Параллелизм не имел ритмического значения, которое ему иногда приписывается. Во многих колядках видно явное приспособление христианских легенд и мифов к потребностям аграрной магии. За горою за крутою, За рекою за быстрою Стоят леса дремучие, Во тех лесах огни горят, Огни горят пылающие. В зачине говорилось о приходе коляды, в основной части - величались хозяева и их дом, в концовке требовали вознаграждение за своё творчество. Развитие этого конгломерата и выделение из него специально поэтических элементов составляет предмет исторической поэтики песни. Положим, крестьянский ребенок свободно Растет, не учась ничему, Но вырастет он, если Богу угодно, А сгибнуть ничто не мешает ему. Я делывал с ними грибные набеги: Раскапывал листья, обшаривал пни, Старался приметить грибное местечко, А утром не мог ни за что отыскать. Затем начиналось величание хозяина, хозяйки и их детей. Обулся не так Обулся не так, Оболокся не так, Заехал в ухаб - Не выехать никак. Пытаясь узнать свою судьбу, девушки вынимали из блюда украшения под звуки одной из подблюдных песен, однако в начале гадания исполнялось специально предназначенное для этого произведение. Хоть и лучше и краше тебя есть, В моем сердце желанной из тех нет». Гляжу, поднимается медленно в гору Лошадка, везущая хворосту воз. Вот некоторые образцы подблюдных песен. Ввиду многовековой давности колядок и щедровок в земледельческой крестьянской среде большинство образов связано с хозяйственными заботами крестьянства, берется из хозяйственного обихода и природы деревни. Подблюдные песни получили свое название по главному атрибуту гадания - наполненному водой , в которое девушки клали свои украше­ния. Ярославское купечество было наиболее. А сам-то Государь как светел месяц взошел, А сама-то Государыня как утрення заря, Малы детоньки, часты звездочки. Колядки для всей семьи состояли из зачина, основной части и концовки. Я выглянул: темная туча висела Над нашим театром как раз. В репертуаре посиделочных песен были также и песни литературного происхождения, популярные у молодежи последней трети XIX в. И дело совершилося, Теперь я стал злодей. Она по двору идет, ровно пава плывет. Обрядовый момент обусловил собой и внутреннее содержание, и форму песни. Итак, обернуть мы обязаны кстати Другой стороною медаль

Комментарии

Новинки